Tags: Крымские татары

Какие ценности турецкого народа должен защищать Эрдоган?

Новость:

Президент Украины Пётр Порошенко заявил, что между Турцией и Украиной была достигнута договорённость о сотрудничестве в космической сфере в рамках многомиллиардной космической программы и о перечислении Украине 10 миллионов долларов в качестве гуманитарной помощи. Также было принято решение о предоставлении кредита в размере 50 миллионов долларов и о привлечении турецких компаний к восстановлению территории Донбасса.

Во время визита в Киев также прошла встреча Эрдогана с представителями крымскотатарского народа, в ходе которой обсуждались вопросы положения крымских татар и введения Турцией санкций в отношении России.

Источник:
http://zn.ua/ECONOMICS/turciya-i-ukraina-zapuskayut-mnogomilliardnuyu-kosmicheskuyu-programmu-170997_.html

Комментарий:

На фоне систематического давления российских властей на крымских татар (обыски, изъятие религиозной литературы, аресты и задержания активистов национальных и религиозных организаций) внимание многих мусульман Крыма, которые считают, что эта страна должна и может играть существенную роль в силу наличия многовековых исторических и культурных связей между турками и крымскими татарами, приковано к действиям Турции в данном конфликте. Исключением не стал и приезд президента турецкой республики Р.Т. Эрдогана в столицу Украины Киев 20 марта 2015 г.

Однако, как стало ясно сразу после данного визита, Турция не планирует предпринимать каких-либо активных мер в деле отстаивания прав мусульман в Крыму. Турецкая сторона отказалась оказывать на Россию давление с помощью экономических санкций. И хотя Эрдоган заявил, что продолжит следить за положением крымских татар, которые уже год находятся под постоянным давлением, однако в реальности его позиция прекрасно проявилась ещё 1 декабря 2014 г. во время совместной пресс-конференции с президентом России В. Путиным, когда он воздержался от критики действий России в отношении крымских мусульман.

В данном контексте будет уместно упомянуть о некоторых политических действиях и заявлениях, сделанных турецкой стороной в последние месяцы:

Во второй половине февраля 2015 г., когда турецкие военные проводили операцию по эвакуации останков Сулейман-шаха, премьер-министр Турции Давутоглу прокомментировал данную ситуацию следующими словами: «Никто не может сомневаться в мощи и решимости Турции. Это должно быть хорошо известно. Если в опасности находится хоть один камешек, представляющий собой наше наследие, то наш долг – защитить его».

16 марта 2015 г., во время церемонии открытия технологического центра ASELSAN, Эрдоган, комментируя ситуацию вокруг нагорно-карабахского конфликта, заявил: «Если бы в начале 90-х годов Турция была сильной, как сейчас, то не было бы никакого нагорно-карабахского конфликта».

Если сопоставить вышеизложенное друг с другом, то становится ясно, что заявления турецкой стороны о заботе и защите интересов крымских мусульман есть не что иное, как балансирование между двумя сторонами конфликта, целью которого является заручиться поддержкой многомиллионной крымскотатарской общины Турции в преддверии предстоящих парламентских выборов, а также желание сохранить интересы турецкого бизнеса как в России, так и в Украине.

Комментируя слова президента Эрдогана относительно нагорно-карабахского конфликта, следует отметить, что реакция Эрдогана на современные конфликты (события с «Мави Мармара», бойня в Сирии и притеснение крымских татар в Крыму) говорит более красноречиво, чем его пространные размышления о событиях прошлых лет. А что касается привычки произносить слова, не подкрепляя их действиями, то через 10 лет можно будет заявить: «Если бы в 2015 г. Турция была бы такой же сильной, как сегодня (2025 г.), мы не позволили бы унижать крымских татар и оказывать на них давление».

Что касается слов премьер-министра Давутоглу о защите ценностей турецкого народа, то из позиции турецкого руководства в украинском кризисе становиться ясно, что в его понимании эти ценности заключаются исключительно в сохранении экономических интересов. Насколько же они не осведомлены о своём наследии?!

Ведь это наследие заключается не в защите гробниц и экономических интересов, а заключается в религии Ислам. Это наследие – наследие Османского Халифата, который защищал мусульман в Европе, Азии и Африке на протяжении столетий.
И здесь я говорю не о том, что Турция должна присоединиться к европейской или российской стороне в украинском кризисе, равно как не должна она занимать нейтральную сторону, преследуя лишь свои экономические интересы, а говорю о том, что Турция должна следовать исключительно ценностям и интересам Ислама, которые призывают к защите мусульман Крыма, равно как мусульман во всём мире.

Эти ценности, в свою очередь, невозможно претворить без того, чтобы в Турции были упразднены капитализм и республиканская система, которые и предписывают защищать исключительно национальные политические и экономические интересы, пренебрегая интересами Исламской Уммы.

Сегодняшняя Турция – страна, которая обладает одной из наиболее сильных армий в регионе, является крупным транспортным и энергетическим хабом (узлом), контролирует черноморские проливы, а также входит в двадцатку крупнейших экономик мира. Единственной её слабостью является претворение капиталистической идеологии, которая ограничивает её правящую элиту узкими национальными интересами.

Сегодня эта Турция имеет все шансы стать опорным пунктом для Второго Праведного Халифата по методу пророчества и прекратить притеснения мусульман не только в черноморском регионе и Сирии, но и во всём мире. И в один прекрасный день это, несомненно, произойдёт!

«В тот день верующие возрадуются помощи Аллаха. Он помогает, кому пожелает. Он – Могущественный, Милосердный» (30:4,5).

Фазыл Амзаев
02.04.2015 г.

В ограничении дозволенным для нас благо

В последние несколько недель мы стали свидетелями эскалации противостояния между властью и Меджлисом крымскотатарского народа. Данные события заставляют нас в очередной раз задуматься об эффективности методов взаимодействия с государством, которые практикуют различные общественно-политические организации крымских татар и в особенности их представительный орган.

Реанимирование Совета представителей крымскотатарского народа при президенте Украины в «интересном» формате, назначение на должность председателя постоянной комиссии крымского парламента по проблемам межнациональных отношений и депортированных граждан Энвера Абдураимова вместо Ремзи Ильясова, попытка власти навязать меджлису свои правила проведения траурного митинга 18 мая делает очевидными несколько истин, концентрация на которых возможно поможет крымским татарам найти истинно правильный путь в деле отстаивания своих интересов.

Грубое игнорирование властью мнения Меджлиса выявляет факт того, что весь арсенал рычагов, посредством которых мы пытаемся решать проблемы мусульманского народа Крыма на протяжении последних лет оказался бесполезным. Эти рычаги, которые мы обрели в результате участия в избирательном процессе, в виде множества депутатов и государственных чиновников различного уровня из числа крымских татар, не обладают каким бы то ни было влиянием. В частности назначение Энвера Абдураимова дает ясно понять, что нахождение Ремзи Ильясова на его прежней должности не является результатом влияния Меджлиса, а результат снисхождения крымской власти.

Причина слабости наших позиций заключается в том, что мы согласились играть по заведомо недопустимым для нас правилам. Суть этих правил заключается в принятии демократических методов политической борьбы. Критикуя их, я не говорю, что вместо них предлагаю насилие. Не для кого не секрет, что политическая активность крымских татар в последние годы заключается по большому счету лишь в участии в выборах, польза от которых сводится к проведению в органы исполнительной и законодательной власти заведомо недостаточного количества представителей. В демократической системе правления решение принимается большинством. Наше участие в демократических органах власти, делает нас соучастниками диктатуры большинства над интересами нашего меньшинства.


Уместно будет задать вопрос: «А что как не участие в избирательном процессе должны мы предпринять?» Здесь стоит обратить внимание на то, что участие в выборах не есть панацея. Т.к. в начале девяностых, на которые приходится самое интенсивное решение проблем крымскотатарского народа у нас не было ни одного депутата. На протяжении первой половины 90-х годов мы вообще не участвовали в выборах в органы украинской и крымской власти. Однако в то время, власть шла на огромные уступки, в частности выделялось огромное количество земельных участков. Сегодня же, имея множество представителей в различных органах власти, мы вынуждены несколько лет бороться для того, чтобы получить небольшой участок земли для строительства соборной мечети в столице Крыма. Но ведь это только одна мечеть. А в скольких ещё мечетях и других объектах религиозной, культурной, образовательной и коммунальной инфраструктуры нуждаемся мы, мусульмане Крыма?

Сегодня и в Меджлисе крымскотатарского народа наблюдается размышление над необходимостью изменения методов. Так, комментируя неоднозначный ответ городских властей на просьбу Меджлиса согласовать традиционные траурные мероприятия к 18 мая, председатель Меджлиса М.Джемилев заявил, что «не следует исключать какого-то противодействия траурным мероприятиям, какие-то акции, мирные акции, конечно, но с требованиями отставки правительства».

Несомненно, мусульманский народ Крыма нуждается в таких методах отстаивания своих прав, которые будут соответствовать его религии и культуре. И хотя участие в неисламских формах правления запрещено Аллахом, однако это не означает полное отстранение от общественно-политической жизни и аполитичность. Напротив, Аллах узаконил и вменил нам в обязанность активную позицию в виде, например, мирных акций протеста. История национального движения до возвращения в Крым и в первой половине 90-х годов показывает нам эффективность этого метода. Тогда в народе не были распространены мысли о запрещенности вхождения во власть, но эта мысль присутствовала в нашей политической элите на интуитивном уровне.

Поэтому сегодня наша слабость это не маленькое количество депутатов в органах власти. Проблема количества депутатов не разрешима, т.к. мы составляем в Крыму значительное меньшинство. Наша слабость это то, что мы не едины вокруг дозволенного Аллахом, чему сопутствует обремененность чужими методами решения проблем, такими как вхождение во власть.

Не поможет нам и обращение к международным институтам. Утверждение о том, что нам поможет международное сообщество, также не соответствует действительности, т.к. их помощь нам напрямую зависит от того, будем ли мы лояльны к их ценностям и будем ли мы проводить их политику. А это делает нас оружием в чужой войне. Мы должны понимать, что проведение международного форума по вопросам восстановления прав крымскотатарского народа, работу над которым сегодня ведет Меджлис подразумевает обращение за помощью к странам и институтам, которые напрямую причастны к истреблению других мусульманских народов в различных уголках мира. Бездействующая при истязании сирийского народа, стремящегося к правлению согласно собственным исламским ценностям, Америка и Европа будет помогать нам лишь в том случае, если мы согласимся отказаться от наших культурных и религиозных ценностей, став промотором западных интересов в Украине.

Поистине решение проблем мусульманского народа Крыма находится исключительно в руках Аллаха и руках самого народа. Ограничение дозволенным обязательно станет причиной обретения нами единства, упразднения раздоров и бесполезных споров и приведет к решению наших проблем.

«А (ведь) Аллаху принадлежит величие, и Его посланнику, и верующим, но однако лицемеры (этого) не знают!» (Коран, 63:8).

Чуждые мерки или «является ли Ислам идеологией?»

Очень часто, разъясняя шариатскую позицию по тем или иным событиям в общественно-политической жизни, мы можем столкнуться с высказыванием, что «Ислам далек от политики», что «не нужно Ислам смешивать с политикой» и т.д. Еще большее несогласие со стороны таких людей вызывает мысль о том, что Ислам является идеологией, способной не только конкурировать с двумя другими существующими сегодня в мире идеологиями – капитализмом и коммунизмом, но и полностью упразднить их и занять их место.

Будь то международные события, такие как события «арабской весны», или события, которые сегодня происходят в мусульманской крымскотатарской среде, а именно поиск новой национальной идеи, способной объединить весь народ, делают обязательным для нас разобраться в этом вопросе и раз и навсегда внести в него недвусмысленную ясность.

Вопрос о том, есть ли в Исламе политика, восходит к вопросу «является ли Ислам идеологией», поэтому в дальнейшем рассмотрение пойдет в этой плоскости.
Итак, для того, чтобы понять является ли Ислам идеологией или нет, давайте вначале обратимся к определению этого слова:

ИДЕОЛОГИЯ (от греч. ιδέα – идея, представление и λόγος – слово, учение) – система концептуально оформленных представлений и идей, которая выражает интересы, мировоззрение и идеалы различных субъектов политики – классов, наций, общества, политических партий, общественных движений1.

Уместным здесь будет привести также определение политики:

ПОЛИТИКА (от греч. πολιτικη) – совокупность социальных практик и дискурсов, направленных на формирование, развитие, проектирование и исследование 1) правовых и моральных норм, 2) структуры государственно-административных институтов, 3) форм государственного управления, 4) отношений и институтов власти2.

В свете этих определений будет достаточно задать хотя бы два контрольных вопроса, которые помогут нам ответить на вопрос «является ли Ислам идеологией». 
1. Установлена ли Исламом форма государственного правления? Ответ: Да, эта форма - Халифат.
2. Установлены ли Исламом государственно-административные институты? Ответ: Да. Это и административное деление территории Халифата на вилаяты (губернии) с валиями (губернаторами) во главе. Это и формирование судебной власти, состоящей из трех ветвей. И многое-многое другое.

Формат этой статьи не позволяет подробно остановиться на этом анализе, и привести конкретные примеры того, как Ислам регулирует такие сферы, как система правления, экономическая система и др.

Однако, общеизвестным является наличие богатого исламского идейного наследия, которое имеет огромное количество книг, написанных исламскими учеными прошлого, содержащих множество подобных конкретных примеров. Это, например, книги таких выдающихся исламских ученых прошлого, как Аль-Маварди, книга «Ахкамус-султания» (Искусство управления государством) и Имам Газали, книга «Ихъя улюм аддин» (Оживление знаний религии).

Также имеется множество книг исламских ученых современности на эту тематику и, пожалуй, из их числа самыми распространенными в крымской среде являются такие книги, как «Госаппараты Халифата (в правлении и администрации)» и «Экономическая система Ислама», издаваемые партией Хизб ут-Тахрир. Желающие могут обратиться к этим книгам для более детального изучения данного вопроса.

Это то, что касается сущности понятия идеологии и того, что Ислам, по своему наполнению соответствует этой сущности. Таким образом, Ислам однозначно является идеологией.
Далее, мне хотелось бы коснуться темы, почему многим людям, проживающим в немусульманских странах, тяжело принять мысль о том, что Ислам - идеология.
Причина этого в следующем: немусульмане и, к величайшему нашему сожалению, большая часть мусульман в этих странах, когда говорят, что Ислам - это религия, оценивают слово «религия» на основании капиталистического, светского представления о религии. Такое представление было получено в результате анализа только христианской религии. Так, например, обратим внимание на следующее определение слова «религия», данное в энциклопедии «Кругосвет»:

РЕЛИГИЯ (от лат. religio – «святыня», набожность, благочестие…). Особая форма осознания мира, обусловленная верой в сверхъестественное, включающая в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации (церковь, религиозную общину) 3.

Несомненно, христианство полностью вписывается в это определение, т.к. узаконенным в христианстве является правило: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу».

Но, что же получается, когда мы пытаемся применить это определение к Исламу? Если применить такое понимание религии к Исламу, то выйдет так, что Ислам не является религией в вышеприведенном смысле. Ведь, кроме «формы осознания мира, моральных норм, типов поведения, обрядов и культовых действий», в Исламе регламентированы законы взаимоотношений между людьми в государстве, такие как запрещенность акционерных обществ в Исламе и дозволенность компаний мудараба, инан и абдан (см. книгу «Экономическая система в Исламе»). Регламентированы международные отношения, например, неприкосновенность в Халифате послов иностранных государств.

В этом и заключается причина того, что в сознании жителей этих стран не может уместиться мысль о том, что Ислам является идеологией, а Ислам и политика неделимы. Ведь в их понимании религия - это то, что упорядочивает отношения человека со своим Творцом и с самим собой, но отнюдь не то, что упорядочивает отношения между гражданами одного государства и народами разных государств.

В завершении статьи, мне хотелось бы обратиться с призывом к мусульманам, проживающим в немусульманских странах, в общем, и к мусульманам Украины и Крыма в частности, чтобы они не оценивали свою религию Ислам чуждыми для нас мерками. А воспринимали Ислам таким, какой он есть. 
Амзаев Фазыл

1. Новая философская энциклопедия. http://iph.ras.ru/enc.htm
2. Новая философская энциклопедия. http://iph.ras.ru/enc.htm
3. Энциклопедия «Кругосвет». http://www.krugosvet.ru/

Государственность - национальная идея или инструмент её претворения?

На фоне событий 21 ноября на  страницах крымскотатарских газет активизировались дискуссии. Вовлеченные в противостояние стороны ведут полемику относительно заслуг и ошибок Мустафы Джемилева, необходимости или ненужности представительного органа крымских татар, выдвигаются новые концепции, которые могут составить новую национальную идею, призванную объединить вокруг себя крымских татар.

Сам факт такой полемики является положительным, ибо наличие различных взглядов на путь развития народа является признаком жизни и неравнодушия к собственной судьбе. Но справедливости ради стоит отметить, что формы выражения собственного взгляда, будь то 21 ноября или в событиях, последовавших после этого, своей жесткостью, нетерпимостью и чрезмерностью вызывают негодование.

Написать эту статью меня побудило изложенное в 52 номере газеты «Голос Крыма» Ринатом Шаймардановым видение злободневных проблем, стоящих перед крымскотатарским народом и их решение. И хотя в своей статье под названием «Мы вернулись, но ещё не вернули Родину» Р. Шаймарданов затрагивает множество смежных тем, но мое внимание в особенности привлекла предложенная им новая национальная идея, которая призвана решить весь комплекс крымскотатарских проблем.

Р. Шаймарданов утверждает, что идеей, которая способна объединить все общественные силы крымскотатарского народа, является работа по восстановлению государственности.
Автор пишет: «Именно эта задача (восстановление государственности – прим.) должна стать новой национальной идеей всего крымскотатарского народа».

В «Философской энциклопедии» национальная идея определяется следующим образом (привожу с сокращениями):
«Национальная идея – систематизированное обобщение национального самосознания в его надвременном бытии. Суть национальной идеи составляет проблема смысла бытия данного народа-этноса. Смысложизненная проблематика конкретизируется целым рядом вопросов, характеризующих содержание национальной идеи.  Среди них вопросы о «начале» исторической судьбы народа, о его генетических истоках, об историческом будущем, о целях его существования, об исторической и культурной миссии, о его месте в мире, об отношениях с соседями, об основаниях его уникальности, об особенностях национального характера и др. Национальная идея неизбежно имеет религиозный аспект, поскольку вероисповедание всегда выступает одним из мощных этноконсолидирующих факторов».

Если отойти от энциклопедических определений и выразиться более простым языком, то национальная идея – совокупность понятий, определяющих смысл существования того либо иного народа, который, в свою очередь, определяет форму взаимоотношений между представителями этого народа, а также упорядочивает отношения этого народа с другими соседними народами. Если говорить более обобщенно национальная идея – это идеология.

Наличие в народе национальной идеи является гарантом его благополучия, развития и способности достойно реагировать и отвечать на возникающие перед ним вызовы.
Если говорить о прикладной стороне национальной идеи, то она заключается в том, что каждый народ, имеющий ясную мощную национальную идею, стремится претворить её в жизнь в форме государства. Потому что государство это инструмент претворения такой идеи, который обладает определёнными средствами и методами применения власти внутри общества, устанавливает соответствующий национальной идее порядок взаимоотношений между членами общества.

Более того, государство не может существовать без некоторой совокупности идей, выражающей волю граждан к совместной жизни. Она объединяет их в единое целое, формирует гражданское сообщество. Государственность подразумевает наличие у его граждан представления о путях развития общества и государства и детерминирует приоритеты текущей государственной политики.

Таким образом, государство является производной от национальной идеи. Без национальной идеи невозможно возникновение государства, невозможно его сколь-нибудь стабильное существование и развитие.

В свете вышеизложенного становится ясно, что восстановление государственности не может быть национальной идеей.
Если в качестве национальной идеи взять восстановление государственности, то возникает следующий вопрос: Что будет с национальной идеей, когда мы восстановим государственность? Ведь смысл национальной идеи, олицетворенной восстановлением государственности, исчезнет с появлением государства.

Восстановление государственности – это, как высказался сам Р. Шаймарданов, задача, а отнюдь не национальная идея. Это инструмент, а инструмент никогда не может быть самоцелью и тем более национальной идеей.

Бесспорно то, что сегодня крымские татары находятся на распутье. Бесспорно, сегодня мы находимся в поисках национальной идеи. Мы должны правильно выбрать национальную идею, ибо ошибка при её выборе приводит к тому, что когда народ осознает её несостоятельность, возникает идеологический вакуум, который неминуемо запускает ассимиляционные процессы. И нынешняя ассимиляция является лучшим тому примером.

В современном мире существуют всего три идейные концепции, способные занять место национальной идеи для любого народа. Это капитализм, коммунизм и Ислам. Все остальные идеи и концепции являются либо слишком частными, чтобы выступить в качестве национальной идеи, либо являются всего лишь инструментом, гарантирующим её претворение.

Вывод однозначен: Наша национальная идея – Ислам.

Амзаев Фазыл

Лакмусовая бумага

«В молодости, когда все мои одноклассницы, одногрупницы выходили замуж, я думала совершенно о другом, – об образовании, о престижной работе. У меня сложился ряд принципиальных критериев, которым должен был соответствовать мой избранник, от которых я не могла отступить. С годами мне перестали встречаться люди, в которых был бы хоть намек на соответствие чертам, которые я искала. Но мне очень хотелось ребенка. Однажды я встретила своего бывшего ухажера, правда, уже женатого, со своими детьми. Тогда я пожалела, что не придала значения тем чертам, которые заложены в нем: это интеллектуальный, интеллигентный, красивый человек. В тот момент я решила, что хочу родить ребенка именно от него. Но лишать его семью отца я и не собиралась. У меня высокооплачиваемая работа. Да и родители поддержали меня. Сейчас моему ребенку 6 лет, в этом году поведу его в первый класс. Его отец так и не узнал о его рождении. Папой он называет моего отца. Конечно, когда подрастет, могут возникнуть проблемы, но сейчас я счастлива…»

До последнего времени я считал, что подобные строчки можно прочитать в таких женских журналах как «Натали», «Единственная», «Лиза» или «Женские истории», которые пропагандируют западный распутный образ жизни. Однако, прочитав их недавно в одной из наших национальных газет, я ужаснулся от мысли, что теперь эта беда перекинулась и на страницы нашей прессы.

Автор статьи «Её право» пытается решить демографическую проблему, которая нависла  над крымскими татарами, и  предлагает нестандартное, не вписывающееся в «национально-религиозные обычаи» крымских татар решение. Взывая к «серьезному и конструктивному обсуждению, обсуждению откровенному и без ханжеских уловок», автор недвусмысленно предлагает «пересмотреть свое отношение к женщине, которая захочет родить ребенка вне официально зарегистрированного брака». В его понимании «ее следует не осуждать за это, а всячески поддерживать».

Размышляя над появлением подобных «решений» на страницах национальной прессы нужно задуматься о том, что является причиной написания подобных статей?
Почему зачастую в попытках спасти религию, культуру и быт крымских мусульман от нависшей угрозы ассимиляции мы прибегаем к решениям, претворение которых, по сути, и является причиной этой угрозы?

Ответ однозначен. У нас нет единого, точного критерия, на основе которого нам необходимо решать возникшие перед нами проблемы. Отсутствие этого критерия ведет к тому, что нам не ясен путь, придерживаясь которого мы сможем выйти из запутанного лабиринта, навалившихся на нас проблем. Ощущая опасность свирепствующих ассимиляционных процессов, мы в агонии согласны рассмотреть любое предлагаемое решение.  Даже не задумываясь о том, насколько это решение соответствует изначальной цели – сохранение народа с определенной идейно-культурной окраской.

Идейная основа мусульман Крыма – Ислам, решал все возникающие перед нами проблемы в самые сложные периоды нашей истории. Именно Ислам сформировал этот народ, придал ему определенную духовную и культурную составляющую, а также обеспечил его сохранение на протяжении веков.

Все предлагаемые решения возникших проблем должны рассматриваться, обсуждаться и приниматься в фарватере исламского законодательства, ибо Ислам – последнее руководства от Аллаха, с верой  в Которого построены все ценности и образ жизни крымских мусульман, крымских татар.

Это и есть критерий, это и есть та лакмусовая бумага с помощью, которой мы можем делать вывод о том, является ли то или иное решение проблемы действительно решением, или же это наоборот, лишь усугубление возникшей проблемы.
أَلَا يَعْلَمُ مَنْ خَلَقَ وَهُوَ اللَّطِيفُ الْخَبِيرُ

«Разве же не знает Тот, Кто сотворил, а Он - проникающий, сведущий?» (67:14).

Амзаев Фазыл

18 мая до и после 1944 года.

18 мая 1944г. является одним из самых явных, самых кровавых и безжалостных ударов по нашему народу. Однако стоит отметить, что эта дата является одним из последних звеньев в цепи многочисленных
ударов по мусульманам Крыма за последние более 200 лет. Также стоит отметить, что эта цепь не закончилась звеном 18 мая, а продолжает пополняться новыми звеньями по сей день.
Исторические даты нельзя рассматривать в отрыве от предшествовавших им событий, а также
недопустим подход, когда даты рассматриваются без изучения их влияния на сегодняшнюю жизнь.
Неправильные акценты при рассмотрении исторических событий всегда ведут к тому, что у
изучающего историю создается неправильный взгляд на исторические события и как следствие этого он
делает неправильные выводы и не может извлечь соответствующие уроки.Collapse )

Шаг вперед, два шага назад?

Угроза ассимиляции – это вызов, брошенный мусульманам Крыма, крымским татарам, сразу после возвращения в Крым в начале 90-х годов. В начале 90-х, когда народ был занят своим обустройством и поиском средств для существования эта проблема не была столь заметной. Сегодня же она ощущается повсюду. Collapse )
Collapse )

Видео: Интервью с членом партии Хизб ут-Тахрир Фазылом Амзаевым

В последние несколько недель (конец осени 2009 г.) в адрес Хизб ут-Тахрир из уст ответственных лиц украинской власти были озвучены обвинения в экстремизме, радикализме и терроризме.

В данном интервью один из членов Хизб ут-Тахрир Украина отвечает на вопросы корреспондента газеты «Возрождение».

Фазылу Амзаеву были заданы ряд вопросов, такие как:

•  Связан ли Хизб ут-Тахрир с мифической Аль-Такфир валь Хиджра?

•  Посягает ли Хизб ут-Тахрир на территориальную целостность Украины?

•  Почему, если партия работает в Украине более 10 лет, о ней заговорили именно сейчас?

•  В чем суть мифа о противостоянии между традиционным и радикальным Исламом? Collapse )

Доклад: «Хиджра и её значение для крымскотатарского народа в прошлом и настоящем»

Зачитанный доклад на конференции «Хиджра Посланника Аллаха – путь к величию» которая прошла 22 марта 2008 года, в Симферополе во Дворце культуры профсоюзов по инициативе мусульманской общины «Давет». Она была приурочена дате установления Пророком Мухаммадом (с.а.с.) Исламского государства.

На конференции присутствовало более 600 человек. Женские и мужские ряды были разделены в соответствии с шариатскими нормами.



Сегодня когда во всём мире главенствует идея секуляризма неверного Запада подлинное значение хиджры было искажено. Сегодня во многих учебных программах и книгах хиджра рассматривается без её политического значения для Уммы, которое заключается в том, что именно после переселения Посланника Аллаха Мухаммада (с.а.с.) в Медину было установлено первое Исламское государство и появилась возможность практического претворения законов Ислама в жизнь и его распространение в мире.

Исходя  из этого в истории Исламской  Уммы между словами «хиджра» и  «исламское государство» был поставлен знак равенства.

Именно  поэтому, когда мы рассматриваем значение хиждры для крымских татар, мы рассматриваем её с точки зрения установленного государства и его деятельности по распространению Ислама среди других народов и крымских татар в частности.

Для выявления важности хиджры для мусульман  Крыма и крымских татар в частности  необходимо упомянуть некоторые исторические факты из жизни крымского полуострова. Collapse )